Уголовная статья за репост в вк. Истории россиян, осужденных за лайки. Что мне грозит

Содержание
  1. Репосты от полиции, лайки от ФСБ «Медуза» записала монологи россиян, которых судили за «экстремизм в соцсетях» — Meduza
  2. Дело о «народном сходе»
  3. Дело об антивоенных постах
  4. Дело «Русофобии поста»
  5. Дело о Дмитрии Медведеве в папахе
  6. Дело философа из МГУ
  7. Дело об обращении украинцев
  8. Можно ли сесть за лайк и сотрудничает ли «ВКонтакте» со следователями: роль соцсетей в делах за репосты и мемы — Новости на TJ
  9. Правда ли, что чаще всего дела возбуждаются из-за постов во «ВКонтакте»
  10. Возбуждают ли дела из-за публикаций в других соцсетях
  11. Могут ли следователи видеть мемы в закрытых альбомах
  12. Правда ли, что за лайки тоже могут посадить
  13. Если картинку удалить из «ВКонтакте», смогут ли её всё равно найти следователи
  14. Может ли соцсеть не выдавать информацию о пользователе по требованию следователей
  15. Сел за мемасик. Как в России наказывают за
  16. Что говорит статистика?
  17. Что могут счесть экстремизмом?
  18. Какой социальной сетью рискованнее пользоваться?
  19. Как живется людям, обвиняемым в экстремизме?
  20. Почему за публикации в интернете сажают в тюрьму?
  21. Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?
  22. Действия с последствиями
  23. А как же свобода слова?
  24. Что советуют юристы
  25. Комитет Госдумы: за лайки и репосты сохранится уголовная ответственность
  26. «» помогает
  27. Общественное мнение

Репосты от полиции, лайки от ФСБ «Медуза» записала монологи россиян, которых судили за «экстремизм в соцсетях» — Meduza

Уголовная статья за репост в вк. Истории россиян, осужденных за лайки. Что мне грозит

За последние несколько лет в России появились десятки осужденных за «экстремизм в соцсетях». Как правило, их штрафуют или приговаривают к условным срокам за перепосты «ВКонтакте»; при этом по каким признакам выбирают тех, на кого заводятся дела, неизвестно. «Медуза» публикует монологи россиян, преследуемых за лайки и репосты. 

Дело о «народном сходе»

В январе 2015 года студентку петербургского госуниверситета Оксану Борисову обвинили в организации несанкционированной акции в Ставрополье — митинга в память об убитом неизвестными бойце спецназа Дмитрии Сидоренко.

Борисова выросла в Ставрополье, но к тому времени уже несколько лет училась в Санкт-Петербурге. Она перепостила новость о планируемом мероприятии; за это ее задержали прямо в вузе. Суд дал ей сутки административного ареста.

Когда убили парня, сотрудники полиции практически проигнорировали этот случай. Люди [из Ставрополья] писали, что полиция не ищет преступников и даже покрывает их. Я репостнула запись из местного сообщества — о том, что планируется «народный сход». Я выросла в Ставрополье, у меня там много знакомых.

Спустя несколько дней после того, как «сход» прошел, ко мне в вуз пришли шестеро сотрудников полиции, с собой у них было дело на меня — 60 страниц. Они пришли в деканат, попросили меня туда привести. У меня в тот день был экзамен, но меня прямо из деканата забрали в отделение, потом в другое — по месту проживания.

Там уже меня задержали, я отсидела сутки. Мне ничего не объясняли — почему, за что. Каким образом я могла организовать мероприятие, находясь за тысячу километров, тоже было непонятно. Потом уже прошел суд, который вынес решение, что я являлась организатором этой акции. Суд дал мне сутки ареста.

Но так как я их уже отсидела, меня сразу отпустили.

Осенью 2015-го против меня завели новое дело, и тоже из-за записи в социальных сетях. Все началось с того, что мой знакомый опубликовал запись о сотрудниках полиции Ставрополья, в которой назвал их «бандерлогами в погонах», а местного майора полиции Окалелова описал как «самого неумного в отделе».

Окалелов сходил к психиатру, и тот выдал ему справку о том, что у него якобы появилась плаксивость после прочтения комментариев и этого поста. Я опубликовала пост о том, что он подал иск на моего знакомого, выложила у себя это с вопросом: как такой человек может работать в полиции? В итоге Окалелов и ко мне подал гражданский иск, только недавно об этом узнала.

Я не считаю, что там было какое-то оскорбление, сейчас дело находится на лингвистической экспертизе.

Дело об антивоенных постах

20 февраля 2016 года в Екатеринбурге осудили местную жительницу Екатерину Вологженинову — ее приговорили к 320 часам обязательных неоплачиваемых работ по 282-й статье УК — «возбуждение вражды и ненависти», а ее компьютер и компьютерную мышку суд постановил уничтожить.

Это произошло из-за нескольких записей Вологжениновой на личной странице «ВКонтакте». Среди этих записей — антивоенные репосты, стихотворение «Мой дед в сорок пятом дошел до Берлина» и карикатура на Владимира Путина. Вологженинова работает продавцом в магазине и одна воспитывает дочь.

Решение суда она собирается оспаривать.

У меня на странице были посты оппозиционной направленности, картинки, изображение мужчины, похожего на Путина. Было много постов про Донбасс. Я это собирала больше для себя, для истории — время сейчас такое, все события эпохальные.

Видимо, за мной сначала наблюдали. Однажды мне отключили интернет, потом рано утром позвонили какие-то люди, представились сотрудниками провайдера и сказали, что им нужен доступ в квартиру.

Только вместо них пришли сотрудники ФСБ и Следственного комитета. Они проводили обыск, искали электронные носители, смотрели литературу. Обыск длился часа три.

Потом завели на меня дело, я ходила на многочисленные допросы.

На допросах они хотели, чтобы я во всем созналась. Но в чем я могла признаться? Только в том, что это моя страничка. Они хотели, чтобы я призналась, что постила все это в целях разжигания ненависти и вражды. Мой адвокат Роман Кочанов шутил, что дело было толще, чем за убийство.

В суде убрали из материалов дела фотожабу на Путина — сказали, что карикатуры на политиков — это нормально. Было несколько заседаний, ко мне приходила группа поддержки. Так как я стала клиентом правозащитников из Amnesty International, на заседания приходили международные наблюдатели — иностранные консулы из Франции, Великобритании, Чехии и Германии.

Сейчас мы подаем на апелляцию, начнем оспаривать решение в областном суде.

Дело «Русофобии поста»

В апреле 2014 года в Барнауле гражданского активиста Андрея Тесленко, когда он выходил из подъезда, задержали мужчины в масках. На него завели уголовное дело — из-за текста «Русофобии пост» на личной странице «ВКонтакте». Тесленко эмигрировал вместе с женой и детьми в США. «Русофобии пост» был впоследствии включен в список экстремистских. 

Я репостнул на своей странице «ВКонтакте» текст под заголовком «Русофобии пост», который прочел на анонимном форуме. Этот текст не понравился одному из моих френдов, он потребовал удалить его, а после моего отказа написал на меня заявление в Генпрокуратуру.

В тексте, помимо прочего, автор удивлялся, что его знакомые айтишники, которые хорошо зарабатывают и поездили по миру, тиражируют байки российского государственного ТВ о бездельниках-либералах, устраивающих фашизм на Майдане. Я столкнулся с аналогичной ситуацией: один из моих коллег вообще говорил, что будь его воля, он бы всех «майданутых», включая женщин и детей, сжег напалмом. Поэтому текст во мне срезонировал, и я решил его перепостить.

Утром 17 апреля 2014 года меня на выходе из подъезда задержали сотрудники Центра Э и повели обратно домой — проводить обыск. Так я и узнал, что против меня возбуждено уголовное дело об экстремизме. После обыска и изъятия компьютеров и смартфона меня повезли на допрос, но следователя не было на месте, и меня отпустили.

На следующее утро после допроса мы с женой и дочерью сбежали из своего Новоалтайска в Новосибирск, а откуда улетели в Киев, поэтому адвокатов у меня нет, а судить меня заочно российский закон вроде бы не позволяет. Потом отправились дальше, в Штаты.

Дело я связываю со своей политической активностью. Я же оппозиционные митинги устраивал в Барнауле. И у меня уже был административный штраф за «экстремистский» ролик Алексея Навального.

Я успел уехать, однако над моим товарищем Антоном Подчасовым был суд.

Он репостнул мою злополучную запись, и суд признал Антона виновным в разжигании розни и приговорил к полутора годам условно, а также запретил заниматься работой, связанной с интернетом (впоследствии Алтайский краевой суд ужесточил приговор, также лишив Подчасова права работать в избирательных комиссиях в течение полутора лет — прим. Медузы). Кроме того, его внесли в «список террористов» Росфинмониторинга и арестовали все счета. Не так давно Антон подал жалобу в Европейский суд по правам человека.

Дело о Дмитрии Медведеве в папахе

Дмитрий Семенов, оппозиционный активист из Чувашии, перепостил на своей странице «ВКонтакте» изображение Дмитрия Медведева в кавказской папахе с оскорбительной надписью. За это его обвинили в экстремистской деятельности. 

На самом деле, я перепостил интервью журналиста Матвея Ганапольского, а к этому посту модераторы одной группы «ВКонтакте» прикрепили вот это изображение. Мы в суде доказывали, что у меня не было умысла на распространение того демотиватора, я и сам не совсем понял, как эта картинка соотносится с темой интервью.

Тем не менее, она оказалась на моей странице, что и стало поводом для возбуждения уголовного дела. Интервью касалось присоединения Крыма и работы российских СМИ. мысль Ганапольского была в том, что российские СМИ занимаются пропагандой. Я часто расшариваю записи, касающиеся России и событий в мире, и мысль показалась мне правдивой и интересной.

О возбуждении уголовного дела я узнал, когда ко мне в семь утра пришли с обыском сотрудники ФСБ. Они пришли по двум адресам, по месту проживания и по месту прописки — там живут мои родители.

После обысков мне «вручили» меру пресечения — подписку о невыезде. Через несколько дней произошел обыск на рабочем месте. Изъяли все мои ноутбуки — рабочий и тот, который был у родителей дома.

Через полтора месяца мне их вернули под расписку о том, что я не буду их продавать или дарить.

Несколько месяцев длились допросы, следствие отправляло демотиватор на экспертизу, мы собирали свои доказательства.

Суд начался летом 2015 года, а закончился в сентябре. На первое заседание пришло много людей: чебоксарские блогеры, представители партий, журналисты. Увидев это, судья сразу же сделала заседание закрытым, по ходатайству сотрудников ФСБ.

Очевидно, что они испугались публичности, потом стало понятно почему: доказательств у них не было, показания свидетелей противоречили друг другу.

Их доказательства — показания личностей, незнакомых мне, которые зашли на мою страничку и расценили этот демотиватор как экстремистский, и сама лингвистическая экспертиза.

Адвоката мне предоставили в ассоциации «Агора», мы проводили и свои экспертизы, но на наши доказательства суд просто не обращал внимания. В итоге меня наказали штрафом в 150 тысяч рублей, и сразу же применили амнистию.

Дело философа из МГУ

Доцента философского факультета МГУ Вячеслава Дмитриева заподозрили в распространении экстремистской литературы на личной странице «ВКонтакте». Дмитриеву пришлось объясняться с сотрудниками ФСБ прямо в ректорате университета, до суда дело не дошло.

Я сделал репост текста [богослова и философа Владимира] Микушевича. Там были речевые обороты, оскорбляющие национальное достоинство, я их просто вырезал, чтобы не травмировать публику. Я сделал перепост для своих соратников по демократическому движению — организации «Прямая демократия». Текст говорил о праве и возможностях жесткого сопротивления насилию власти со стороны народа.

Я перепостил эту запись ко дню рождению Ленина. Смысл того текста: бывают ситуации, когда люди оказываются лицом к лицу с насилием — и когда им все равно погибать, они должны знать, что они могут в этой ситуации сделать.

Меня сразу после поста задержали. Вызвали в деканат, потом препроводили в главное здание в ректорат. Там был представитель ФСБ, какой-то полковник. Он выразил недовольство моим перепостом, и у нас был долгий тяжелый разговор. Мне сулили за этот перепост два года тюрьмы, я доказывал, что к этому тексту я имею не очень большое отношение.

Потом провели экспертизу, текст был признан ей экстремистским.

Мне, конечно, досталось и от деканата, и от ректората тоже, я писал объяснительные, оправдывался. В итоге все вроде как этим и ограничилось. Какие-то претензии по работе есть, но я пока на месте.

Дело об обращении украинцев

На 21-летнюю активистку Елизавету Красикову из Иваново завели уголовное дело из-за перепоста «Обращения украинцев к народам России». Ее признали виновной в призывах к осуществлению экстремистской деятельности.

Началось все с обыска 15 марта 2014 на съемной квартире. Я спокойно открыла дверь, так как деваться было некуда. Люди из ФСБ показали постановление суда об обыске, объяснили, что возбудили дело из-за репоста на моей странице «ВКонтакте».

Глянула в книжку с Уголовным кодексом, увидела, что за статья — «призыв к экстремистским действиям». Я вообще не могла понять, что там у меня на странице нашли, спрашивала, что там конкретно.

Мне отвечали, что после обыска повезут меня в управление ФСБ и там все разъяснят.

На обыске не хамили, вещи не переворачивали. Он длился часа два, а потом еще часа три я проторчала в здании ФСБ. Уговаривали меня написать явку с повинной. Я отказывалась и несколько часов выбивала право на звонок близким. Наконец, сообщила о случившемся друзьям. Они посоветовали не давать никаких показаний, так я и сделала.

ФСБ прицепилась к репосту из группы «Анархо-ньюз», который там в итоге удалили, ну и я потом тоже удалила. Обращение приписывают «Правому сектору» (организация признана в России экстремистской и запрещена; текст обращения входит в список экстремистских материалов).

Я не могу сказать, почему я сделала репост — сделала и все. И забыла. Не было никаких мотивов. Отношения между Украиной и Россией тогда обострились, я наблюдала за этим всем, была против войны в Донбассе, переживала из-за убитых в Киеве.

Делала акцию памяти «небесной сотни», пытались с друзьями согласовать акцию против ввода войск на Украину, но нам отказали.

Друзья нашли мне адвоката. Допросы проходили по такому принципу: нас вызывали, мы с адвокатом приходили, отказывались от дачи показаний, расписывались и уходили. Адвокат и не думал, что дело до суда дойдет, так как доказательств у следователя не было никаких. Но следователи их придумали.

Нашли каких-то двух свидетелей, которые дали показания — на условиях анонимности — о том, как я им рассказывала о злодейских мотивах и планах. На суде их слушали из закрытой комнаты через устройство, которое изменяет голос.

На наши вопросы с адвокатом ничего не отвечали, на несовпадения их слов с реальными событиями говорили «затрудняюсь ответить».

Суд счел их показания серьезными и вызывающими доверие. А наши с адвокатом слова сочли недостоверными. На вопрос, почему свидетелей не рассекречивают, мы получили ответ, что я могу на этих людей надавить и навредить им. Присудили мне штраф в сто тысяч рублей, но в итоге амнистировали.

Адвокат потом говорил, что у эфэсбэшников есть планы по определенным статьям, план надо выполнять — вот так все против меня и совпало.

Источник: https://meduza.io/feature/2016/03/21/reposty-ot-politsii-layki-ot-fsb

Можно ли сесть за лайк и сотрудничает ли «ВКонтакте» со следователями: роль соцсетей в делах за репосты и мемы — Новости на TJ

Уголовная статья за репост в вк. Истории россиян, осужденных за лайки. Что мне грозит

Разбор популярных вопросов и мифов вместе с правозащитниками.

Летом 2018 года в России начался скандал после нескольких резонансных дел, возбуждённых из-за публикаций во «ВКонтакте». Фигуранты обвиняются в экстремизме и оскорблении чувств верующих за картинки и посты в соцсети.

Во втором из серии материалов о делах за репосты TJ рассказывает, как в процессе возбуждения уголовных дел за посты участвуют сами соцсети, работают ли они с властями или наоборот — вступаются за пользователей. Первая статья была посвящена тому, как возбуждают и расследуют дела за репосты и мемы.

На вопросы снова ответили представители трёх крупных правозащитных организаций: руководитель раздела «Неправомерный антиэкстремизм» информационно-аналитического центра «Сова» Мария Кравченко, менеджер правозащиты «Открытой России» Полина Немировская и адвокат международной правозащитной организации «Агора» Алексей Бушмаков.

Правда ли, что чаще всего дела возбуждаются из-за постов во «ВКонтакте»

Больше всего уголовных дел заводят за посты и изображения во «ВКонтакте», потому что соцсеть чаще удовлетворяет запросы органов и предоставляет информацию о пользователях.

Пока что зарубежные соцсети (Твиттер, Инстаграм, Фейсбук) не удовлетворяли запросы российских властей на выдачу данных пользователей.

Но сотрудничали по удалению контента: Твиттер за второе полугодие 2017 года удовлетворил 51% запросов от России, а Инстаграм убирал публикации Анастасии Рыбки, связанные с Олегом Дерипаской.

Фейсбук же получил предупреждение о блокировке от Роскомнадзора за отказ перенести базы данных пользователей в Россию, но не ответил.

«ВКонтакте» передаёт следователям информацию о пользователях: согласно материалам дела жительницы Барнаула Марии Мотузной, соцсеть раскрывает IP-адреса страницы, историю фамилий и паролей, а также изменения прикреплённого номера телефона.

Вторыми по популярности у следователей считаются «» и «» (как и «ВКонтакте», обе соцсети принадлежат Mail.Ru Group). Например, в июле 2018 года врач из Хабаровского края репостнул к себе на страницу картинку, где осуждалось вмешательство России в конфликт на Украине. Из-за этого его обвинили в экстремизме и возбудили дело.

Возбуждают ли дела из-за публикаций в других соцсетях

За посты на Фейсбуке получить срок гораздо сложнее. Один из таких случаев произошёл в 2016 году, когда на поэта Александра Гутина завели дело из-за критики главы Самары на его странице. Он рассказал о плохом состоянии дорог и отсутствии снегоуборочной техники в городе.

Инстаграм, который принадлежит , также ещё не становился источником большого количества уголовных дел. Один из случаев: в феврале 2018 года кубанского подростка оштрафовали за фотографию в его инстаграме, где он тушит сигарету об икону архангела Михаила в храме. Пост попал под часть 2 статьи 5 КоАП (умышленное осквернение предметов религиозного почитания).

За публикации в Твиттере не раз сажали по административным делам сотрудников штаба Алексея Навального, когда они призывали выходить на несогласованные митинги. Также в 2015 году блогера из Кемерова оштрафовали на 150 тысяч рублей за ретвит фотографии листовки с надписью «Брось ходить на митинги и начинай действовать!».

Могут ли следователи видеть мемы в закрытых альбомах

Нет ни одного уголовного дела, в котором было бы доказано, что материалы для него взяли из закрытого альбома.

Единственный похожий случай произошёл в апреле 2018 года с красноярской активисткой Оксаной Походун, получившей два года условно по 282 статье УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды).

Защита утверждала, что изображения находились в закрытом альбоме во «ВКонтакте». Однако представители соцсети заявили, что следователи нашли картинки в открытом альбоме «Сохранённые фотографии».

Ни один из опрошенных TJ правозащитников не подтвердил, что у следователей или оперативников есть доступ к закрытым альбомам. На текущий момент все подобные дела заводят за публичные высказывания.

Чаще всего, при ближайшем рассмотрении оказывается, что речь идет об открытом альбоме. Возможно, пользователь просто закрыл его не сразу, а уже после того, как там успели побывать правоохранительные органы. То есть публикация какое-то время находилась в открытом доступе.

Правда ли, что за лайки тоже могут посадить

Лайк в Фейсбуке, Инстаграме или «ВКонтакте» не является распространением информации, поэтому пока что не приводит к уголовной ответственности.

Но «Класс» в «Одноклассниках» фактически работает как репост и приводит к тому, что публикация отображается в профиле. Оперативники или неравнодушные пользователи могут найти её, пожаловаться и сделать источником для возбуждения дела.

В 2012 году активиста партии «Российский общенародный союз» оштрафовали на тысячу рублей за лайк во «ВКонтакте», поставленный под кадром из фильма «Американская история Х». В то время лайкнутные картинки автоматически сохранялись в одном из альбомов в профиле.

Если картинку удалить из «ВКонтакте», смогут ли её всё равно найти следователи

Во «ВКонтакте» есть возможность удалить все фотографии из альбомов, но они всё равно сохранятся на серверах. Любое изображение даже после удаления остаётся доступным по прямой ссылке. Как узнала «Афиша Daily», в соцсети не раскрывают, насколько долго удалённые картинки хранятся на серверах и удаляются ли вообще.

У «ВКонтакте» нет прямой функции удаления изображения с сервера. Однако представитель соцсети заверил, что удалённую картинку нельзя связать с автором или ID-страницы по прямой ссылке. По его словам, компания не раскрывает, чьи изображения хранятся на сервере.

Не буду лгать, но, по моему, ни разу «ВКонтакте» не обжаловала в суде требование следователя о выдаче информации как незаконное. Никто не попытался разобраться, насколько существенны эти требования. Насколько необходимо ограничить свободу слова или тайну информации. Они просто исполняют эти требования.

Может ли соцсеть не выдавать информацию о пользователе по требованию следователей

Во «ВКонтакте» несколько раз объясняли, что обязаны предоставлять необходимую информацию правоохранительным органам, иначе им грозит уголовная ответственность.

Однако в соцсети заверили, что проверяют запросы от властей и, если они не соответствуют законодательству, то на них не отвечают.

Об этом же TJ заявили в «Одноклассниках»: юристы тщательно проверяют запросы и реагируют только на те, что не нарушают закон.

Во «ВКонтакте» также утверждают, что не знают, по какому делу проходит пользователь, заинтересовавший следствие — об «экстремистском» меме или реальном терроризме. Однако правозащитники это оспаривают: соцсеть получает запрос, где написано, в каком преступлении подозревают пользователя.

#срокизарепосты #экстремизм #соцсети

Источник: https://tjournal.ru/news/75081-mozhno-li-sest-za-layk-i-sotrudnichaet-li-vkontakte-so-sledovatelyami-rol-socsetey-v-delah-za-reposty-i-memy

Сел за мемасик. Как в России наказывают за

Уголовная статья за репост в вк. Истории россиян, осужденных за лайки. Что мне грозит

Наталия Зотова Русская служба Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Anton Vaganov/Interpress/ TASS

Эксперты и правозащитники говорят, что в России с каждым годом увеличивается количество уголовных дел за публикации в интернете. Пользователей судят за картинки с мемами, их репосты и даже лайки к ним.

В понедельник в Барнауле начался суд на 23-летней Марией Мотузной из-за сохраненных в ее аккаунте “ВКонтакте” картинок. Изображения можно было найти, только покопавшись в фотоальбомах на ее личной странице.

Заявление на Мотузную написали две студентки Алтайского филиала РАНХиГС. Они же обратились в полицию, обнаружив на странице другого жителя Барнаула, Даниила Маркина, мем, где герою сериала “Игра престолов” Джону Сноу пририсован нимб.

Би-би-си изучила, действительно ли в России стали чаще сажать по обвинениям подобного рода.

Что говорит статистика?

Информационно-аналитический центр “Сова” ежегодно анализирует правоприменительную практику российского законодательства об экстремизме.

По его подсчетам, в 2017 году уголовных дел было больше, чем в 2016-м, но не намного. Приговоры получили 228 человек и 220 соответственно. По словам руководителя центра, количество подобных дел увеличивается год от года.

Правозащитники утверждают, что к ним все чаще стали обращаться за помощью в связи с преследованиями по экстремистским статьям УК.

“Буквально за последние полтора месяца нам написали человек семь, хотя обычно пишут один-два человека в месяц. В основном, это те, в чьем отношении только что возбудили дело, либо идет доследственная проверка”, – рассказала Би-би-си сотрудница правозащиты “Открытой России” Валентина Дехтяренко.

Много обращений, по ее словам, приходит из регионов. “К сожалению, трудно выделить статистику, так как многие соглашаются на сделку со следствием и никому ничего не рассказывают, чтобы получить штраф или условный срок”, – говорит Дехтяренко.

“Когда началась президентская кампания, было явное ощущение, что такого рода уголовным делам зеленый свет не дадут.

А конвейер работал, но работал в стол, реализовывать дела было нельзя, – считает глава международной правозащитной группы “Агора” Павел Чиков.

– После выборов и инаугурации пришло время достать накопленные материалы. Есть ощущение, что этот всплеск связан именно с этой временной паузой”.

Что могут счесть экстремизмом?

Так называемых “экстремистских” статей в российском Уголовном кодексе несколько. Кроме 282-й статьи (возбуждение ненависти и вражды), это статья 354.

1 (реабилитация нацизма), 148-я статья (оскорбление чувств верующих), появившаяся после панк-молебна Pussy Riot в 2012 году, и самая новая – 280.

1 (призывы к сепаратизму), которая вступила в силу в мае 2014-го после аннексии Крыма Россией.

Российские следственные органы и суды находили нарушения закона в фотографиях, фотоколлажах, картинках с мемами и даже лайках к постам. Вот несколько примеров.

  • 22-летняя жительница Белгородской области выложила “ВКонтакте” фото, на котором прикуривала сигарету от свечи в православном храме. Ее судили и оштрафовали за оскорбление чувств верующих.
  • На студента юрфака Алексея Свердлова, мечтавшего стать следователем, завели уголовное дело, обвинив в призывах к осуществлению экстремистской деятельности. После того, как молодой человек прошел стажировку в местном СК, его привели на допрос к его бывшему начальнику. В вину юноше вменили 12 мемов из его профиля “ВКонтакте”. В их числе: фотографии девушек, пытающихся есть лапшу в мусульманских одеяниях (абаях), изображение кавказцев в красных мокасинах, а также мем про актера Уилла Смита и робота, который называет его “негром”.
  • Житель города Советская Гавань в Хабаровском крае поставил лайк в “Одноклассниках” демотиватору с пожеланиями смерти и позора русским, которые едут воевать в Донбасс. Против него возбудили уголовное дело по обвинению в возбуждении ненависти по национальному признаку.
  • Глава петербургской языческой общины “Асатру” Евгений Салтыков обратился в полицию, после того как обнаружил у администратора языческого сообщества “Яблоки Идунн” Натальи Телегиной в сохраненных картинках “ВКонтакте” рисунок с викингом, занесшим молот над православным храмом. Салтыков объяснил, что не собирается поощрять “моду на неуважение, на нетерпимость”. Телегину осудили на два года условно за оскорбление чувств верующих.
  • В Санкт-Петербурге поссорились два сторонника националистических взглядов. Один из них, пытаясь “потроллить” товарища, опубликовал коллаж: к фото приятеля на фоне флага СССР добавилась надпись, из которой следовало, что тот жаждет “триумфа сионизма”. Кроме того, разозленный приятель призвал в посте убить своего товарища. Друзья помирились, но их делом теперь занимается Следственный комитет.

Какой социальной сетью рискованнее пользоваться?

Безоговорочный лидер по приговорам – “ВКонтакте”. Согласно докладу “Совы” за 2017 год, 138 постов, привлекших внимание следователей, были размещены во “ВКонтакте”, по 2 – в , “Живом журнале” и на .

Судебная практика “Агоры” позволяет делать вывод, что администрация “ВКонтакте” активно сотрудничает со следственными органами, раскрывает данные пользователей, их адреса, телефоны, время выхода в интернет.

Правообладатель иллюстрации Sergei Konkov/TASS

“Нам не приходилось сталкиваться с тем, что на такое сотрудничество идет , или даже “”, – отмечает Чиков.

В январе 2018 года уголовное дело впервые завели за репост поста в Telegram. Дмитрий Третьяков из Приморского края перепостил запись публициста Аркадия Бабченко в групповой телеграм-чат сторонников оппозиционера Алексея Навального. К самому Бабченко правоохранители претензий не имели, но на Третьякова завели дело за публичные призывы к экстремизму и отправили в СИЗО.

Как живется людям, обвиняемым в экстремизме?

Росфинмониторинг публикует “перечень террористов и экстремистов” с полными именами, местом и датой рождения на своем сайте.

На момент написания статьи в нем было 8,5 тысяч физических лиц – россиян. В списке можно найти как Марию Мотузную, так и чеченских террористов Доку Умарова и Шамиля Басаева (ныне покойных).

Людям, попавшим в этот список, грозит пожизненная блокировка банковских счетов и увольнение с работы.

Блогер Руслан Соколовский, который получил условный срок за то, что играл в игру Pokémon Go в церкви, после приговора полностью перешел на биткоины. Его счета и аккаунты на Webmoney, QIWI и PayPal были заморожены.

По закону фигуранты “перечня экстремистов” имеют право снимать до 10 тысяч рублей в месяц наличными на себя и каждого неработающего члена семьи. Для этого нужно всякий раз идти в банк и писать заявление.

В октябре 2017 года глава Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин на встрече с президентом Путиным назвал это своим достижением: “Самый главный результат – то, что мы запустили в России механизм внесудебной заморозки активов лиц, имеющих отношение к терроризму. На сегодняшний день в общей сложности только в этом году мы заморозили порядка шести миллионов рублей”.

Правообладатель иллюстрации Dmitry Rogulin/TASS

Четкой процедуры разморозки замороженных счетов не существует, объяснил Би-би-си адвокат Иван Павлов. В редких случаях осужденным удается добиться исключения из списка. Например, из списка исключили члена “Открытой России” Дмитрия Семенова – и то только потому, что его амнистировали.

Почему за публикации в интернете сажают в тюрьму?

Борьба с экстремизмом – приоритетная задача, которую ставит перед силовиками государство, объясняет Павел Чиков.

“А борьба выражается в количестве возбужденных дел, в количестве обвинительных приговоров, – говорит правозащитник. – Система работает по пути наименьшего сопротивления.

Разыскать, внедриться и собрать доказательства на неонацистскую банду или террористов – это нужно много сил и средств.

Проще помониторить интернет по ключевым словам и собрать доказательства, не выходя из собственного кабинета”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-45062731

Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?

Уголовная статья за репост в вк. Истории россиян, осужденных за лайки. Что мне грозит
sh: 1: –format=html: not found

Любителям оценивать посты в соцсетях и делиться ими со своими друзьями и подписчикам следует быть осторожными, ведь в российском законодательстве предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность за лайки и репосты. Рассказываем, в каких случаях легко заработать реальный срок тюремного заключения и как подстраховаться от неприятностей.

Действия с последствиями

Часто случается, что мы не слишком задумываемся над тем, что постим у себя на странице, какие публикации оцениваем положительно, комментируем и высказываем резкое мнение по поводу той или иной информации. Но незнание законов и даже невольное их нарушение приводит к серьезным последствиям.

Так, уголовная ответственность за репост в интернете в соответствии со статьями 205, 280 и 354 УК РФ грозит тем, кто неосознанно или намеренно призывает:

  • к терроризму или экстремизму;
  • к нарушению границ территории России;
  • к ненависти к определенной категории лиц, принадлежащих к той или иной национальности, расе, полу, религии, соцгруппе, а также публично оскорбляет верующих.

На заметку! За репост несанкционированного митинга или размещение старых фото с нацистами под статью, вероятно, не попадешь. Отделаешься штрафом и блокировкой страницы.

Реальный срок могут схлопотать и те, кто поддерживает националистические идеи, отрицает или публикует заведомую ложь по фактам Второй мировой войны, одобряет действия фашистских захватчиков и не видит криминала в поступках преступников, осужденных на Нюрнбергском процессе.

Предусмотрена и административная ответственность за репост в интернете и комментарии, которые содержат:

  • демонстрацию нацистской свастики и атрибутики;
  • пропаганду экстремистских и террористических групп, организаций.

Наверняка многие замечали, что часто фигурирующая в новостях ИГИЛ* идет со «звездочкой» и сноской, что данная террористическая организация на территории РФ запрещена федеральным законодательством. Именно так СМИ подстраховываются от неприятностей неправильного толкования новости и от обвинений в пропаганде запрещенной организации.

Важно! Верховный суд считает, что если материал содержит призывы к насилию, ненависти, вражде, унижает достоинства определенных лиц, его автора следует судить по уголовной статье.

Верховный суд пояснил, что суды обязаны учитывать все обстоятельства правонарушения:

  • умышленно совершено деяние или «по глупости»;
  • систематичность «плохих» публикаций;
  • содержание поста или комментариев;
  • степень агрессивности автора и постящего.

Ответственность отличается в зависимости от тяжести, и за одно и то же можно получить как штраф, так и реальный срок – см.таблицу 1.

На заметку! За раскрытие личной тайны третьим лицам также можно получить от 200 тысяч штрафа до 2 лет тюрьмы.

А как же свобода слова?

Ответственность за репост экстремистских материалов и другой запрещенной информации отличается.

Если лайкнувший элегантную форму нацистов или снимки с ужасами концлагерей еще и может отделаться профилактическим разговором с полицейскими, предупреждением или административным взысканием, то тот, кто регулярно и намеренно призывает к геноциду, массовым репрессиям, нарушению территории страны путем революции или военных действий, вполне может отправиться на нары.

Количество подобных дел становится всё больше. По мнению директора ВКонтакте Андрея Рогозова, правоохранители часто не отличают намеренную публикацию экстремиста от «безобидной» иллюстрации. Так, тывинской журналистке пришлось объясняться в правоохранительных органах за публикацию интервью, которое было проиллюстрировано ретроснимками с изображением фашистской свастики.

Конечно, подобный «беспредел» властей заставил пользователей соцсетей и форумов активно обсуждать тему ответственности за репост в интернете.

Традиционно вспоминали демократию и свободу слова, рассказывали про «фантастические» способности родной полиции, которая «если захочет, то докопается до столба».

Одни предлагали пользоваться иностранными соцсетями, другие – запретить репосты вовсе, чтобы каждый отвечал только за свои посты, третьи – напоминали, что «соцсети – зло!».

Что советуют юристы

Юристы, опрошенные порталом РБК, пояснили, что законодательство не делает различий между оригиналом и репостом. К слову, и понятия «репост» в законах нет, зато есть статьи за распространение запрещенной информации, публичную демонстрацию и призывы к противоправным действиям.

Обвинителю в суде придется доказать, что:

  • действие совершено осознано;
  • информация распространена публично.

Репост – осознанное действие, поэтому в нем легко усмотреть прямой/косвенный умысел. Даже без комментариев репост публикации с запрещенным контентом может повлечь разбирательства и обвинения со стороны правоохранителей.

Вспоминается история челябинского журналиста, который в статье «Публичные призывы к экстремизму» опубликовал листовку-обращение одной из националистических организаций.

Как профессионал, он не выразил в публикации никакого мнения, позволив читателю самостоятельно сделать выводы, но оказался перед угрозой получения 4-летнего срока. Следствие посчитало, что у журналиста «сложились представления, основанные на стойком недовольстве».

На заметку! Юридические эксперты РБК не смогли вспомнить ни одного дела, которое возбудили против того, кто четко написал, что не поддерживает изложенное в статье или посте.

Следует знать, что количество друзей у пользователя соцсети, который репостнул не то, что следует, значения не имеет. Даже если у вас всего один «френд» и вы разместили на своей странице только один пост, закон сочтет это публичным распространением/демонстрацией и накажет по всей строгости.

Не смягчается ответственность за репост с удаленной страницы, ведь выложив пост в своей ленте, человек автоматически становится «автором», и неважно, кто был первоисточником и был ли он вообще. Не поможет и удаление страницы – вся история хранится, и при необходимости демонстрируется на суде.

Не поможет подстраховаться и создание фейковой странички, то есть регистрация с вымышленными персональными данными. Например, ВКонтакте активно сотрудничает с правоохранителями, и личность «преступника» быстро устанавливается.

Важно! Срок давности не имеет значения. Если в ленте пользователя «висит» даже материал 2010 года, его вполне могут посчитать «свежим» и вменить нарушителю статью.

Проблема большинства в юридической неграмотности. Обязан ли обыватель знать, на что наложен запрет, а на что – нет? Если руководствоваться постулатом, что незнание закона не освобождает от ответственности, то да, обязан.

По логике необходимо регулярно мониторить список экстремистских статей, аудио- и видеоматериалов, а также другой информации на сайте Министерства юстиции. Список на момент подготовки статьи включал почти 5 тысяч наименований, и обычный человек вряд ли дочитает его до конца, не говоря уже о том, чтобы запомнить тысячи наименований.

Поэтому юристы дают главный совет – делитесь на своей странице тем, что в принципе не может привлечь внимание правоохранителей.

А если не готовы постить котиков и кулинарные рецепты, то:

  • в качестве своего региона указывайте Москву – так меньше шансов на проверку;
  • не оформляйте на свой паспорт симки даже друзьям и родным – регистрация в соцсетях происходит по сотовому номеру, который привязан к конкретной сим-карте, поэтому доказать в дальнейшем, что страница не ваша, будет крайне сложно;
  • не сохраняйте автоматическое введение паролей – так следователи не смогут добраться до содержимого вашего компьютера, а вводить пароль силой заставить вас не могут;

Источник: https://zen.yandex.com/media/subsidii/komu-grozit-ugolovnaia-otvetstvennost-za-laiki-i-reposty-5c94e6dab3119921e9d37a7f?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=707004084.463.1575040648332.41326&integration=publishers_platform_yandex

Комитет Госдумы: за лайки и репосты сохранится уголовная ответственность

Уголовная статья за репост в вк. Истории россиян, осужденных за лайки. Что мне грозит

Пользователь «» Элина Мамедова из села Чехово (Большая Ялта), которую обвинили по 282 статье УК РФ за репосты, сделанные в 2014 и 2015 гг, попросили сдать образец ДНК, слюны и голоса для «базы экстремистов»

Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции подготовил отрицательное заключение на проект закона, исключающий уголовную ответственность за репосты в интернете.

За лайки и репосты часто вменяется статья 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» (до 5 лет тюремного заключения). Администрация «» помогает устанавливать личности пользователей даже без документально подтверждённого запроса правоохранительных органов.

Десятки пользователей соцсетей уже осуждены по уголовной статье за лайки и репосты. В таких условиях появилась идея вывести данную область из сферы действия уголовного кодекса. Соответствующий законопроект был опубликован на сайте системы обеспечения законотворческой деятельности в июне 2018 года. Экспертный совет Госдумы по развитию информационного общества при молодёжном парламенте тоже предложил изменить меру ответственности за лайки и репосты в социальных сетях.

Но законопроект и предложения экспертного совета не нашли понимания у коллег. Депутат Госдумы от «Единой России» Сергей Железняк заявил, что «нельзя потворствовать манипулированию и информационным войнам», а потому нельзя смягчать наказание за репосты.

«Идея юридически прописана неправильно. Надо по-другому сформулировать, тогда мы поработаем, пообщаемся с экспертами. Проект не поддержан никем», — сказал глава комитета Василий Пискарев. Он подчеркнул, что проект о декриминализации лайков и репостов в соцсетях не поддержали правительство РФ и Верховный суд.

«» помогает

Уголовные дела в России чаще всего заводят именно за публикации «». Почему? Это популярно объясняют авторы телеграм-канала «Ты сядешь за лайк». Дело в том, что администрация российского сервиса охотно идёт на контакт и активно помогает правоохранительным органам.

Списки IP-адресов и другие конфиденциальные данные иногда высылают даже без официального запроса, просто по желанию, которое сотрудник правоохранительных органов выразил в письме по электронной почте. Администрация «» сообщает IP-адреса посетителей страницы и телефонный номер, к которым привязана страница любого своего пользователя.

После этого делается запрос оператору связи, который обслуживает данный телефонный номер: кто заходил с данного IP на страницу в указанное в ответе от ВКонтакте время. Ответы на эти запросы являются доказательством того, что страница принадлежит конкретному человеку.
Образец ответа «Ростелекома» (оригинал открывается по щелчку) И всё — доказательная база собрана.

Можно заводить уголовное дело, проводить обыск у подозреваемого и изымать компьютерную технику из квартиры для поиска улик.
Пользователь «» Мария Мотузная, на которую завели уголовное дело за публикацию мемов про религию. Девушку обвинили в «унижении негроидной расы».

Пятое судебное заседание по делу Мотузной состоится 25 сентября

Проблема в том, что по закону ресурсы обязаны отвечать на такие запросы только по решению суда.

Но у «» есть специальный почтовый ящик, куда сотрудники любых органов отправляют сканы или даже фотографии запросов, а иногда даже просто текстовые запросы с абсолютно случайных почтовых адресов: «Как вы думаете, что должна сделать законопослушная социальная сеть в ответ на такой запрос? — Правильно, проигнорировать эту филькину грамоту и запросить решение суда.

Но ВКонтакте — не просто законопослушная социальная сеть, а очень законопослушная, она дружит с государственными органами. Поэтому ВКонтакте отдаёт информацию вообще на любые письма с запросами. Страшно представить, сколько там фейковых запросов от мамкиных дианонщиков. Да-да, вы правильно поняли — ВКонтакте помогает сажать своих пользователей», — пишут авторы канала «Ты сядешь за лайк». Они также опубликовали почтовый ящик для таких запросов (security@corp..com) и приложили распечатку ответа от администрации социальной сети.

Пример ответа от сотрудника «» на неофициальный запрос персональных данных, полученный с почтового ящика @mail.ru (оригинал открывается по щелчку)

В последнее время администрация просит правоохранителей присылать запросы на выдачу конфиденциальных данных по электронной почте хотя бы с официального почтового адреса, а не с @mail.ru.

Общественное мнение

По данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), 55% россиян одобряют идею уголовного наказания за публикации в соцсетях, а также считают, что за репосты россиянин должен нести такую же ответственность, как и за свой собственный материал. По мнению респондентов общероссийского опроса, репост является источником распространения информации и он может расшатывать общество и тем самым вредить ему. После отрицательного заключения профильного комитета перспектива принятия законопроекта о декриминализации лайков и репостов выглядит сомнительной. Предупреждение по просьбе администрации сайта:

Источник: https://habr.com/ru/post/423211/

Вопросы юристу
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: